+7 (499) 322-30-47  Москва

+7 (812) 385-59-71  Санкт-Петербург

8 (800) 222-34-18  Остальные регионы

Звонок бесплатный!

Налоговые споры в арбитражном суде практика 2019 год

Спорами, связанными с экономической и предпринимательской деятельностью в России, занимается арбитражный суд, где субъектами конфликта выступают индивидуальные предприниматели (ИП), юр. лица и муниципальные структуры. Нередко они конфликтуют с государственными организациями. Наиболее распространенными являются вопросы взаимодействия налогового органа и юридических лиц. Налоговые споры в арбитражном суде характеризуются рядом особенностей, которые необходимо учитывать, выступая инициатором их рассмотрения.

Чтобы понять, что представляет собой налоговый арбитраж, нужно хорошо знать действующие федеральные законы, разбираться в нормах Арбитражного процессуального, Налогового кодекса и уметь применять свои знания на практике. Альтернативным решением станет своевременное обращение за помощью к опытным юристам. На нашем в режиме онлайн и по телефону граждан портале граждан консультируют правовые эксперты.

Арбитражная практика разрешения налоговых споров доказывает: каждый случай индивидуален и имеет собственные процессуальные требования. Споры налогового органа, ИП и юр. лиц вытекают из публичных правоотношений, поэтому на практике встречаются чаще всего. В такой ситуации субъектам конфликта не обойтись без профессиональной правовой поддержки, которая позволит грамотно организовать процесс и гарантировать его быстрое рассмотрение.

Налоговый арбитраж и основные процессуальные требования к нему

Важное требование для рассмотрения арбитражного спора по налоговым вопросам — попытка досудебного урегулирования конфликта. Это значит, что инициирующая судопроизводство сторона обязана попытаться достичь компромисса с ответчиком. В частной жалобе стоит указать, что в случае отказа от мирового решения конфликта, на рассмотрение в судебный орган будет направлен иск об обжаловании. Если в течение месяца после подачи письменной претензии лицо не реагирует, то подача иска в налоговый арбитраж будет признана обоснованной, и суд не сможет вернуть документы заявителю.

Налоговые споры в арбитражном суде проводятся по заявлениям, отличающимся от стандартной формы иска в арбитраж. До передачи дела в суд истец отправляет ответчику копию заявления и все прилагающие бумаги по делу. Затем документы направляются в арбитражный суд, где после изучения материалов, уполномоченное лицо примет решение о рассмотрении или отказе в деле. По данному факту выносится определение. Перед его оформлением суд сделает все, чтобы примирить стороны, окажет содействие в предоставлении доказательств и материалов по делу, определит обстоятельства и характер возникшего конфликта.

Налоговые споры в арбитражном суде и их виды

Бесплатная консультация юриста по телефону:

Звонки бесплатны. Работаем без выходных!

«Налоговый арбитраж не устанавливает справедливость, он лишь рассматривает представленные сторонами судопроизводства аргументы».

Классификация конфликтов проводится на основе характера и обстоятельств спора.

  • Правовые. Они возникают на почве неверной трактовки законов одной из сторон. Чаще незнание подзаконных актов наблюдается у налогоплательщика. Нередко такие проблемы решаются в досудебном порядке, без обращения в налоговый арбитраж. Арбитражная практика разрешения налоговых споров в РФ

    Споры в арбитраже подразделяются на: оспаривание нормативных актов, обжалование действий со стороны сотрудника налогового органа или налогоплательщика, заявление о взыскании задолженностей, штрафов, пеней и т. д. В любом из этих вариантов подаваемый на изучение в арбитраж документ содержит обязательные реквизиты: наименование суда, персональные сведения об истце и ответчике, данные свидетельства о регистрации налогоплательщика и другие.

    К заявлению и исковому ходатайству в арбитраж по налоговым спорам прикладывается перечень документов, подтверждающих основания для обращения. Среди них:

    • квитанция об оплате государственного сбора;
    • уведомление о вручении второй стороне процесса копии заявления;
    • копия свидетельства о государственной регистрации ИП или юридического лица;
    • нормативный акт, подтверждающий обоснованность заявления;
    • оспариваемый документ или законодательный акт;
    • доверенность на представление интересов.

    После изучения материалов по делу суд примет решение и вынесет определение. Копия этого документа в 10-дневный срок направляется сторонам судопроизводства, а также в Министерство юстиции, Верховный, Конституционный суд, Правительство и в приемную президента. Дела, связанные со взаимодействием граждан и налоговых структур, могут рассматриваться судьей единолично или к производству по заявлению сторон будут привлечены арбитражные заседатели.

    В арбитражном суде рассматриваются дела о возмещении причиненного налоговой службой ущерба. Дела о получении компенсации имеют сложный характер, но рассматриваются в порядке классического искового производства. По результатам рассмотрения дела выносится определение, приказ или судебный акт, который может быть обжалован в апелляционном и кассационном порядке.

    Налоговые споры в практике арбитражных судов

    О. Бойков, заместитель Председателя Высшего Арбитражного Суда РФ.

    Скоро будет год с момента введения в действие части первой Налогового кодекса. Срок вполне достаточный для его восприятия и оценки, а также для выявления проблем, связанных с применением нового законодательного акта.

    Участники налоговых отношений, и прежде всего налогоплательщики, связывали с Кодексом определенные надежды. Им, наверное, и оценивать со своих позиций первые итоги его действия. Но Налоговый кодекс самым непосредственным образом связан и с деятельностью арбитражных судов, которые применяют его нормы при рассмотрении соответствующих дел. Представляется, что складывающаяся судебная практика, проблемы, с которыми приходится сталкиваться арбитражным судам, имеют значение не только для судебной системы, но выходят за ее пределы и представляют широкий общественный интерес. Они носят как организационный, так и правоприменительный характер, причем некоторые из них особенно остры.

    Два фактора, появившиеся сравнительно недавно, добавили еще большую остроту возникшим проблемам. Речь идет об изменениях в Налоговом кодексе и Вводном законе (Федеральные законы от 9 июля 1999 г. «О внесении изменений и дополнений в часть первую Налогового кодекса Российской Федерации» и от 31 июля 1999 г. «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «О введении в действие части первой Налогового кодекса Российской Федерации»), а также о признании Конституционным Судом РФ несоответствующими Конституции России положений подп. «а», абзаца первого подп. «б» п. 1 ст. 13 Закона РФ «Об основах налоговой системы в Российской Федерации» и п. 8 ст. 7 Закона «О государственной налоговой службе РСФСР» (Постановление Конституционного Суда РФ от 15 июля 1999 г.).

    Налоговый кодекс вызвал резкое увеличение числа дел в арбитражных судах. В первом полугодии 1999 г. рассмотрено налоговых дел в 2,8 раза больше, чем в первом полугодии 1998 г. Еще показательней количество поступивших дел: только за март — апрель текущего года во многие арбитражные суды поступило налоговых дел больше, чем за весь предшествующий год. Объяснение простое: действует положение Налогового кодекса о судебном порядке взыскания с юридических лиц налоговых санкций вместо действовавшего ранее правила о бесспорном списании. Наряду с этим установлено правило, что через суд взыскивается и недоимка с юридических лиц, если решение о ее взыскании принято налоговым органом по истечении определенного срока. Более того, ситуация пока не стабилизировалась, ибо налоговые органы, по их собственным заверениям, еще не реализовали все возможности по усилению налогового контроля.

    Определенные надежды арбитражные суды связывали с нормой п. 1 ст. 104 Налогового кодекса, предусматривающей, что налоговый орган может обращаться в суд с исковым заявлением о взыскании санкций только в случае, если налогоплательщик отказался добровольно уплатить сумму санкции или пропустил срок ее уплаты, указанный в соответствующем требовании налогового органа. Однако практика свидетельствует, что по фактически бесспорным делам налогоплательщики крайне редко используют возможность добровольной уплаты налоговой санкции. Во-первых, из-за отсутствия денежных средств. И, во-вторых, из-за недооценки этой возможности. Они почему-то не учитывают, что при доведении таких дел до суда им придется возмещать судебные издержки как проигравшей стороне. Зачастую не способствуют добровольной уплате санкции и налоговые органы, устанавливающие чрезмерно краткие, нереальные сроки для такого платежа.

    Несмотря на существенный рост количества налоговых дел, число судей арбитражных судов не увеличилось. В результате неизбежны длительные задержки в рассмотрении заявлений налоговых органов, а отсутствие определенности в споре не может устраивать ни ту, ни другую стороны. Увеличение количества дел отражается и на качестве их рассмотрения. В таких условиях арбитражные суды принимают организационные и процессуальные меры, допустимые по действующему законодательству, для возможной минимизации последствий изложенной ситуации.

    Это интересно:  Аудиторское заключение сроки предоставления в налоговую 2019 год

    Раньше судебный спор юридического лица по налоговой санкции возбуждался посредством иска этого налогоплательщика о признании недействительным соответствующего решения (ненормативного акта) налогового органа, и потому в соответствии с ч. 2 п. 1 ст. 14 Арбитражного процессуального кодекса такое дело рассматривалось арбитражным судом в первой инстанции коллегиально. Сейчас, когда взыскание санкции производится по иску налогового органа, дело идет по общим основаниям (с особенностями, предусмотренными в Налоговом кодексе) и, следовательно, действует общее правило о составе суда. Иными словами, такой иск вполне может рассматриваться в арбитражном суде первой инстанции судьей единолично. Соответствующие разъяснения направлены на места.

    Арбитражным судам рекомендовано также произвести перераспределение дел между судьями, шире применять их специализацию, создавать там, где есть достаточное количество дел и позволяет численность суда, специальные налоговые составы, а там, где они уже есть, привлекать к рассмотрению налоговых дел и других судей. Есть надежды и на разумное изменение законодательства.

    Недостаточен срок (60 дней), предусмотренный Налоговым кодексом для принятия налоговым органом решения о бесспорном взыскании с юридического лица недоимки, если учесть, что последствием его истечения является всего — навсего переход к судебному порядку взыскания недоимки. Тем более, что срок для обращения налогового органа с таким иском вообще не установлен и арбитражным судам предстоит определяться с его продолжительностью. Думается, решение о взыскании недоимки с юридических лиц в бесспорном порядке должно приниматься в течение срока ее принудительного взыскания, аналогичного сроку обращения налогового органа в суд о взыскании недоимки с физических лиц.

    Отказ от предлагаемых законодательных решений потребует значительного увеличения численности арбитражных судей, что едва ли под силу федеральному бюджету.

    Из содержательных проблем действия Налогового кодекса, несомненно, на первом месте находится связанная с обратной силой его норм об ответственности за налоговое правонарушение в тех случаях, когда ответственность по Кодексу смягчена по сравнению с той, которая предусматривалась ранее Законом «Об основах налоговой системы в Российской Федерации» за соответствующие (сопоставимые) правонарушения. Речь идет главным образом о возможности применения санкции п. 1 ст. 122 Налогового кодекса за правонарушения, совершенные до 1 января 1999 г. и за которые применялась бы ранее санкция, предусмотренная подп. «а» п. 1 ст. 13 Закона «Об основах налоговой системы в Российской Федерации».

    Составы правонарушений не являются совпадающими, но они вполне сопоставимы и могут рассматриваться в преемственном ключе. Однако санкции столь различны (санкция по п. 1 ст. 122 Кодекса почти в 25 раз меньше), что вопрос приобрел, помимо всего прочего, и большое экономическое значение. Во всяком случае этот вопрос является ключевым в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 11 июня 1999 г. N 41/9 «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие части первой Налогового кодекса Российской Федерации».

    Как известно, Федеральный закон «О введении в действие части первой Налогового кодекса Российской Федерации» (далее — Вводный закон) устанавливал (в первоначальной редакции), что положения части первой Кодекса применяются к отношениям, регулируемым законодательством о налогах и сборах, возникшим после введения его в действие. Существовал взгляд, основанный на буквальном прочтении указанной нормы (и отсутствии в ней изъятий), что предусматриваемые налоговые санкции могут применяться только по правонарушениям, совершенным после 1 января 1999 г. Содержащееся в ст. 5 Кодекса правило об обратной силе законодательных актов, устанавливающих или смягчающих ответственность за налоговые правонарушения, действует как и весь Кодекс только на будущее и адресовано актам, которые будут приниматься в дальнейшем. И, следовательно, по налоговым правонарушениям, совершенным до 1 января 1999 г., независимо от времени их выявления и рассмотрения судом должны применяться санкции прежнего закона.

    Исходя главным образом из ч. 2 ст. 54 Конституции России, Пленумы Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ в упомянутом выше Постановлении дали следующий ответ на этот вопрос.

    Акты законодательства о налогах, устраняющие или смягчающие ответственность за налоговые правонарушения, имеют обратную силу. Поэтому решение о взыскании налоговой санкции за правонарушение, допущенное до 1 января 1999 г., не может быть принято судом после вступления в силу Кодекса, если ответственность за соответствующее правонарушение им не установлена. Если Кодекс установил более мягкую ответственность за конкретное правонарушение, совершенное до 1 января 1999 г., то применяется эта ответственность. Можно добавить, что практика арбитражных судов шла в основном по направлению, которое и закреплено теперь постановлением Пленумов высших судов. Изменения и дополнения Вводного закона подтвердили позицию судов (ч. 2 ст. 8 этого Закона практически текстуально совпадает с соответствующим пунктом Постановления Пленумов).

    Но законодатель не остановился на признании обратной силы за нормами Кодекса, устанавливающими более мягкую ответственность за налоговое правонарушение. Часть 1 ст. 8 Вводного закона дополнена теперь словами «если иное не предусмотрено статьей 5 части первой Кодекса». Статья же 5 Кодекса (п. 3) говорит и об обратной силе дополнительных гарантий защиты прав налогоплательщика. При таких обстоятельствах (имея в виду прямую отсылку закона к ст. 5 Кодекса) судам предстоит уже сейчас выработать понимание норм о дополнительных гарантиях защиты прав в отличие от норм, предусмотренных п. 4 ст. 5 Кодекса, которые хотя и улучшают положение налогоплательщика, но не имеют (автоматически) обратной силы.

    Представляется, что в п. 3 ст. 5 Кодекса имеются в виду охранительные отношения, и в этом смысле к дополнительным гарантиям защиты прав налогоплательщиков относятся, например, введенные Кодексом условия привлечения налогоплательщиков к ответственности, включая принцип только виновной ответственности.

    Что касается п. 4 ст. 5 Кодекса, то здесь речь идет о регулятивных отношениях. В упомянутом Постановлении от 11 июня 1999 г. (п. 3) разъяснено применительно к новым подходам Кодекса по определению налоговой базы при реализации товаров по ценам не выше себестоимости, что соответствующая норма (ст. 40 Кодекса) не имеет обратной силы и подлежит применению лишь к отношениям (реализации), имевшим место после 1 января 1999 г. (хотя она, несомненно, улучшает положение налогоплательщиков).

    Значительные трудности испытали суды и в таком вопросе, как применение обратной силы норм Кодекса в связи с признанием Конституционным Судом РФ неконституционными некоторых норм п. 1 ст. 13 Закона «Об основах налоговой системы в Российской Федерации». Высказывались мнения, что тем самым полностью исключается налоговая ответственность за соответствующие правонарушения, совершенные до 1 января 1999 г., и что Постановление от 11 июня 1999 г. и новая редакция ст. 8 Вводного закона в части обратной силы санкций Кодекса не подлежат применению.

    Представляется, что такой вывод не вытекает из Постановления Конституционного Суда. Оно не может расцениваться как препятствующее применению, скажем, размера санкции, установленной ст. 122 Кодекса взамен санкции подп. «а» п. 1 ст. 13 Закона «Об основах налоговой системы в Российской Федерации», хотя бы потому, что ст. 8 Вводного закона (в редакции от 9 июля 1999 г.), придающая нормам Кодекса об ответственности обратную силу, не была предметом рассмотрения Конституционного Суда.

    Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ принял 31 августа 1999 г. Информационное письмо «О некоторых вопросах применения налогового законодательства». В нем указывается, что при рассмотрении споров в связи с налоговыми правонарушениями, допущенными до введения в действие части первой Налогового кодекса, следует иметь в виду соответствующие положения Постановления Пленумов Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ от 11 июня 1999 г. Одновременно в письме дан ответ и на вопрос, как относиться к неисполненным решениям по применению прежних налоговых санкций. Рекомендуется по неисполненным (частично неисполненным) инкассовым поручениям налоговых органов, а также по неисполненным (частично неисполненным) исполнительным листам производить уточнение размера санкций применительно к порядку, изложенному в Информационном письме от 29 июля 1998 г. «О некоторых вопросах применения Закона «О применении контрольно — кассовых машин при осуществлении денежных расчетов с населением».

    Судебная практика после некоторых колебаний пошла по тому пути, что поскольку обязанность уплаты взносов в социальные фонды установлена не Законом «Об основах налоговой системы в Российской Федерации», а специальными законодательными актами, которые не отменены, то действуют и установленные ими платежи. В то же время суды на первом этапе отрицательно отнеслись к возможности применения части первой Налогового кодекса к отношениям с социальными фондами, поскольку в Кодексе не было упоминания о них. Однако после принятия Федерального закона «О внесении изменений и дополнений в часть первую Налогового кодекса Российской Федерации» позиция судов претерпела изменения. Теперь многие статьи Налогового кодекса дополнены нормами о государственных внебюджетных фондах. Введена специальная статья 34.1 о полномочиях органов государственных внебюджетных фондов Органы государственных внебюджетных фондов включены в число участников отношений, регулируемых законодательством о налогах и сборах (ст. 9). И хотя сами фонды поименно в Кодексе не названы, нужно признать, что они подпадают под понятие государственных внебюджетных фондов, о которых говорится в Кодексе.

    Это интересно:  Инвентаризация при реорганизации в форме выделения 2019 год

    Распространение на социальные фонды действия части первой Налогового кодекса упорядочивает механизм отношений плательщика взносов и социальных фондов, которого по-настоящему раньше не было, что соответствует интересам как плательщиков взносов, так и социальных фондов. Сами же платежи будут по-прежнему определяться законодательством об этих фондах.

    Вместе с тем приходится констатировать непоследовательность законодателя. Признав в новой редакции части первой Налогового кодекса достаточно определенно ее применимость к социальным фондам, в отраслевых актах текущего законодательства он в ряде случаев не менее определенно занимает иную позицию, что дезориентирует судебную практику. Поэтому суд при рассмотрении дел вынужден определяться с применимым правом. Выход здесь, видимо, один: применяется часть первая Налогового кодекса в той мере, в какой она не будет входить в противоречие с относящимися к социальным фондам федеральными законами, принятыми позже ее действующей редакции.

    Будем надеяться, что часть вторая Налогового кодекса рассудит, быть ли платежам в социальные фонды в Налоговом кодексе или нет. Но думается, что в любом случае часть первая в своей основе сохранит действие на социальные фонды. Законодательная практика показывает, что не так-то просто, а подчас и невозможно создать сколько-нибудь полную общую часть, без которой любая отрасль права не будет иметь необходимой цельности.

    Возник в судебной практике и вопрос о действии инструкций, изданных Налоговой службой РФ по согласованию с Минфином РФ, по конкретным видам налогов. Дело в том, что п. 2 ст. 4 Кодекса наделяет Министерство по налогам и сборам правом издавать обязательные для своих подразделений приказы, инструкции и методические указания по вопросам, связанным с налогообложением. Из этого, как полагают некоторые налогоплательщики, следует вывод, что для них нормативные акты налоговых органов не обязательны.

    Практика арбитражных судов не восприняла этот подход, так как он не в полной мере учитывает Налоговый кодекс и налоговое законодательство, и вот почему. Статья 4 Кодекса содержит положение, что органы исполнительной власти в предусмотренных законодательством о налогах случаях могут издавать нормативные правовые акты по вопросам налогообложения при условии, если эти акты не изменяют и не дополняют законодательство о налогах. Статья 7 Вводного закона устанавливает, что федеральные законы о налогообложении действуют в части, не противоречащей Кодексу (за исключением утративших силу). Таким образом, законы, регулирующие отдельные виды налогов, сохраняют свое действие. Все они содержат нормы о том, что инструкции по применению соответствующих законов издаются Государственной налоговой службой. Поскольку полномочия на издание инструкций базируются на действующих законодательных актах, они также сохраняют силу впредь до их отмены или замены соответствующими главами части второй Кодекса (если в них не будет предусмотрено аналогичного полномочия налоговых органов).

    В процессе рассмотрения налоговых дел арбитражным судам приходится осваивать разрешение практически новой для них задачи: установление вины (особенно юридического лица) в совершении налогового правонарушения. Статья 108 Налогового кодекса предусматривает, что каждый налогоплательщик считается невиновным, пока его виновность не будет доказана. Обязанность доказывания возлагается на налоговые органы. С категорией вины как таковой арбитражные суды сталкиваются часто. Но по преимуществу — с презумпцией виновности правонарушителя. Речь идет о гражданско — правовой ответственности, где лицо, не исполнившее обязательство или причинившее внедоговорный вред другому лицу, предполагается виновным, пока не докажет обратное. Более того, в предпринимательских отношениях должник несет ответственность и за случайное неисполнение обязательства.

    Непродолжительное время применения Кодекса показывает, что по меньшей мере неосторожная вина налогоплательщика практически всегда присутствует, поскольку считается, что он разумен, должен знать налоговое законодательство и, нарушая его, не исполняя надлежащим образом налоговую обязанность, не может не осознавать, что совершает противоправное действие. Хотя налогоплательщик в силу все той же ст. 108 Кодекса не обязан доказывать свою невиновность, он, как правило, дает какие-то объяснения своему поведению, сводящиеся обычно к иному пониманию законодательства, или к допущенной простой ошибке, или к отсутствию достаточных денежных средств.

    Ссылки на противоречивость законодательства имеют под собой основания, но не до такой степени, чтобы на него можно было все списать. Чаще всего ими прикрывают простое незнание или элементарные ошибки. Тем не менее в практике известны случаи освобождения налогоплательщиков от ответственности из-за противоречий в законодательных актах, а также в разъяснениях, даваемых различными федеральными органами. Впрочем, такой подход был свойствен практике Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ и других арбитражных судов еще до принятия Налогового кодекса.

    Ошибки налогоплательщика как в применении норм закона, так и в фактической стороне налогообложения свидетельствуют о недооценке им необходимости знания закона, неиспользовании возможностей получения консультаций, в том числе путем обращения в налоговые органы, или об элементарной небрежности в работе. А ведь предприниматель должен твердо знать, что налогообложение является неотъемлемым элементом рыночных отношений. Что касается отсутствия денежных средств для уплаты налога, это обычный риск, сопутствующий предпринимательству. Но главное в другом: Налоговый кодекс не предусматривает такого вида самостоятельного правонарушения, как несвоевременная уплата налога и соответственно санкции за это. В этих случаях начисляется пеня к долгу налогоплательщика, которая не является мерой налоговой ответственности (что следует из ст. 114 и гл. 16 Кодекса), а представляет собой особый способ обеспечения исполнения обязанности по уплате налогов (ст. ст. 72 и 75 Кодекса) и потому взыскивается вне зависимости от вины налогоплательщика.

    Пункт 4 ст. 110 Кодекса устанавливает, что вина юридического лица в совершении налогового правонарушения определяется в зависимости от вины его должностных лиц или представителей, действия (бездействие) которых послужили причиной правонарушения. Понятие представителей юридического лица (законного и уполномоченного представителя) дается в гл. 4 Кодекса. Однако понятие должностного лица в нем не раскрывается, что вызывает значительные затруднения на практике. В этой ситуации многие арбитражные суды, реализуя правило п. 1 ст. 11 Кодекса о том, что институты, понятия и термины других отраслей законодательства, используемые в Кодексе, применяются в том значении, в каком они используются в них (если иное не предусмотрено Кодексом), обращаются к другим отраслям. Термин «должностное лицо» широко используется в административном законодательстве, в частности в Кодексе об административных правонарушениях. Однако и в нем содержание понятия не раскрывается. Есть его определение в Законе «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации». Но оно рассчитано на сферу местного самоуправления, в то время как в налоговых отношениях действуют прежде всего другие образования, а именно — коммерческие и некоммерческие организации. Разумеется, если в налоговом отношении участником окажется орган местного самоуправления, например в роли налогового агента по взиманию с работников подоходного налога, то надо будет исходить из определения указанного Закона.

    Содержащееся в примечании к ст. 285 УК РФ определение должностного лица рассчитано только на государственные органы, органы местного самоуправления, государственные и муниципальные учреждения, а также воинские формирования. На другие некоммерческие организации и тем более на коммерческие организации оно не распространяется.

    В примечании к ст. 201 УК дается определение лица, выполняющего управленческие функции в коммерческой или иной организации. Таковым признается лицо, которое постоянно, временно либо по специальному полномочию выполняет организационно — распорядительные или административно — хозяйственные обязанности в коммерческой организации независимо от формы собственности, а также в некоммерческой организации, не являющейся государственным органом, органом местного самоуправления, государственным или муниципальным учреждением. Одни арбитражные суды часто используют это определение, учитывая его схожесть с определением должностного лица по ст. 285 УК, другие же считают уголовно — правовое понятие должностного лица узким и исходят из нередко используемого в практике применения КоАП более широкого представления о должностном лице как лице, чьи действия могут влечь юридические последствия. Видимо, окончательный подход может быть сформирован после накопления достаточной практики применения Налогового кодекса. Но одно во всяком случае ясно: должностное лицо не должно отождествляться только с лицами, уполномоченными действовать от имени организации на основании закона и учредительных документов. Это в силу ст. ст. 27 и 28 Кодекса — законные представители налогоплательщика (по терминологии Гражданского кодекса — органы юридического лица), а должностное лицо есть категория, несомненно, более широкая.

    До внесения изменений в Кодекс немалые затруднения испытывали арбитражные суды с применением конкретных статей гл. 16 Кодекса об ответственности за различные виды налоговых правонарушений в силу того, что существовали конкурирующие составы и другие хорошо известные юридические погрешности текста Кодекса. Сейчас эти проблемы сняты.

    Арбитражные налоговые споры. Налоговый арбитраж.

    Jurist_arbitr — 04/05/2011 04/08/2016

    Арбитражный суд – налоговые споры

    По сути, все неразрешенные в апелляционном порядке налоговые споры рассматриваются в арбитражном суде. Термин “налоговый арбитраж” является обиходным, однако, применяется субъектами отношений в сфере налогового законодательства повсеместно. Налоговый арбитраж – это сопровождение налоговых споров в арбитражном суде, представление интересов налогоплательщика во взаимоотношениях с налоговым органом в рамках судебного арбитражного процесса.

    Это интересно:  Переуступка долгов физ лиц 2019 год

    Практически все судебные дела в сфере налогового законодательства касаются налогового учета, отражения в нем хозяйственных операций налогоплательщиками и налогообложения федеральными и местными налогами, сборами и взносами во внебюджетные фонды. При этом, плательщики сборов во внебюджетные фонды лишены необходимости привлекать в качестве ответчика в арбитражном суде соответствующий фонд, т.к. администратором внебюджетных фондов признается Федеральная налоговая служба. Что касается налоговых дел, то они включают в себя споры о применении налоговых вычетов по НДС, возмещении НДС, в том числе экспортного, применении к нему ставки О%, об уменьшении налогооблагаемой базы по налогу на прибыль, о начислении НДФЛ и другие споры. Небольшую часть налоговых споров в арбитражном суде составляют споры о признании недействительными решений налогового органа об отказе в совершении регистрационных действий, но в данном случае нормативное регулирование дает более четкие понятия, в связи с чем, судебные акты являются в достаточной степени прогнозируемыми.

    При рассмотрении в арбитражном суде вышеуказанные споры на практике принято обобщенно называть “налоговый арбитраж” или “арбитражные налоговые споры“.

    Действующее российское законодательство в области налогового судопроизводства, в связи со своим несовершенством, основано на прецеденте (как бы противоречиво для романо-германской правовой системы это не звучало). Имеется ввиду недостаточное урегулирование взаимоотношений между налоговыми органами и налогоплательщиками на законодательном уровне, ввиду чего правоприменительная практика в течении последних 10 (даже более) лет исходит из приоритета арбитражной практики по налоговым спорам, нежели закона. Арбитражные суды всех уровней, как и сами налоговые органы, при принятии решений и постановлений руководствуются в большей степени имеющимися прецедентами в виде судебных актов Высшего Арбитражного Суда и Федеральных арбитражных судов, которые, таким образом, составляют основу нормативно-правового регулирования в спорной области налогового законодательства.

    Ранее, арбитражные суды в большинстве дел принимали сторону налогового органа. В последние годы правоприменительная практика рассмотрения арбитражным судом налоговых споров изменилась. В результате было издано несколько определений и постановлений Высшего Арбитражного Суда, которыми окончательно были закреплены права налогоплательщика. Во многих вопросах Высший Арбитражный Суд встал на сторону налогоплательщика. В частности, о судебной практике рассмотрения арбитражным судом споров о необоснованной налоговой выгоде я писал ранее. Также суды не согласились с введенными налоговым органом, вне нормативного регулирования, такими оценочными квалифицирующими понятиями как “фирмы-однодневки”, “фиктивные фирмы”, “отсутствующий руководитель”, “массовые адреса и руководители”, “подписание документов подставными лицами” и введены такие понятия как “необоснованная налоговая выгода”, “должная осмотрительность налогоплательщика”, “недобросовестный контрагент” и др.

    Необходимо отметить, что статьей 9 Арбитражного процессуального кодекса закреплен один из основополагающих принципов судебного арбитражного процесса – принцип состязательности. При этом, специальными нормами в налоговых спорах этот принцип ограничен в пользу налогоплательщика, а именно, на налоговый орган в любом случае возложена обязанность доказывать правомерность (законность) принятого решения, вне зависимости от того, ответчиком или заявителем выступает налоговый орган. Однако, арбитражная практика разрешения налоговых споров показывает, что налогоплательщику необходимо применить не мало усилий для отмены незаконно принятого налоговым органом решения.

    Относительно сроков при рассмотрении арбитражными судами налоговых споров. Налоговым кодексом закреплена обязанность налогоплательщика соблюсти досудебный претензионный порядок обжалования решения налогового органа в виде подачи апелляционной жалобы в вышестоящий налоговый орган. Как известно, срок обжалования в арбитражном суде действий (бездействия), решений налогового органа составляет 3 месяца. Постановлением Президиума Высшего Арбитражного Суда (от 20 ноября 2007 г. N 8815/07) регламентировано, что трехмесячный срок обжалования решения налогового органа отсчитывается не с момента принятия оспариваемого решения, а с момента, когда налогоплательщик узнал об утверждении данного решения вышестоящим налоговым органом (если состоялось апелляционное обжалование спорного решения). При этом, налоговые споры, согласно действующему в арбитражном суде регламенту, рассматриваются первоочередно по сравнению с другими арбитражными делами, ввиду своей особой публичной значимости.

    Судебные налоговые споры (налоговый арбитраж)

    Решение налогового органа, оставленное без изменения полностью или частично по итогам обжалования в вышестоящий налоговый орган, может быть оспорено в судебном порядке в течение трех месяцев со дня получения решения или со дня истечения установленных сроков принятия решения по жалобе.

    Подача в суд заявления о признании незаконным решения налогового органа не влечет прекращения взыскания соответствующих доначислений, однако заявитель вправе ходатайствовать перед судом о приостановлении действия оспариваемого решения до рассмотрения им спора по существу. На практике принятие судом такой меры, как правило, требует предоставления заявителем «встречного обеспечения» в виде внесения на депозит суда денежных средств в размере не менее половины оспариваемой суммы доначислений или банковской гарантии.

    Но и в этом случае обязательным основанием для приостановления действия решения налогового органа будет являться возможное причинение заявителю значительного ущерба в результате принудительного взыскания оспариваемых сумм.

    В случае удовлетворения судом требований заявителя полностью или частично предполагается, что решение налогового органа в отмененной части немедленно теряет юридическую силу, и Вы вправе требовать возврата взысканных к этому моменту сумм.

    Однако исполнение решения суда на данном этапе, как правило, встречает противодействие со стороны налогового органа; поэтому реально может быть обеспечен возврат излишне взысканных сумм после удовлетворительного для заявителя итога рассмотрения дела в суде апелляционной инстанции. Опыт нашей компании дает возможность добиться положительного результата по спору с налоговым органом с высокой вероятностью, а исполнения судебного акта — в минимальные сроки.

    Чтобы придать этой задаче особый вес, мы строим ценообразование нашей услуги по принципу «Гонорара успеха», который заключается в том, что основная сумма по договору выплачивается после фактического исполнения. Это не только позволяет Вам быть уверенным в том, что мы достигнем успеха в возможно короткие сроки, но и существенным образом экономит Ваши средства.

    Судебная практика

    Примеры документов

    Почему не стоит заниматься налоговым арбитражем самостоятельно?

    • Оставайтесь в хороших отношениях с налоговой
      Наверняка Ваш бухгалтер часто общается с налоговой по рабочим вопросам и ему важно сохранить хорошие отношения с инспекцией. Поручая решение вопроса третьей стороне, Вы даете возможность Вашим штатным сотрудникам устраниться от возможного налогового спора.
    • Не переоценивайте своих сотрудников

    Уверены, Вашим сотрудникам есть, чем заняться помимо прохождения проверок и выяснения отношений с налоговыми органами. Мало того, что дополнительная нагрузка может сказаться на качестве их основной работы, в силу нехватки времени, а иногда и недостатка нужных знаний, Ваши сотрудники будут испытать стресс от взаимодействия с налоговыми органами и им требуется профессиональная поддержка.

    Между тем мы, оказывая Вам профессиональные услуги по сопровождению проверок и обжалованию решения налоговых органов, рискуем не только своей репутацией, но и своим доходом, поэтому очень мотивированы на успешный результат. Важно понимать, что налоговые юристы – это не просто юристы. Сопровождение выездных и налоговых проверок, налоговые споры требуют особых знаний и узкой специализации, т.к. природа спора и стратегия защиты строится на стыке экономической сути операций, налогового и арбитражно-процессуального права. Кроме того, чем многообразнее опыт налогового юриста – тем больше шансов на победу. Часто требуется и восстановление учета, чтобы подготовиться к прохождению проверки, либо помощь квалифицированных бухгалтеров, аудиторов и здесь мы располагаем необходимыми кадровыми ресурсами, чтобы успешно осуществлять подобные проекты.

  • Испортить дело просто – труднее это потом исправить
    Налоговая любит «цепляться» к мелочам, делать различные запросы и т.д., чтобы затянуть дело либо найти дополнительные источники доначислений. Специалиста, не знающего всех возможных тонкостей, легко сбить с толку, заставить следовать советам инспектора, который преследуют свою цель – доначислить налогов как можно больше. У нас было немало случаев, когда мы удерживали клиентов от выполнения несущественных и даже незаконных требований налоговой, сохраняя тем самым их время и деньги, сокращая сроки проведения проверки. Здесь важна мера, и предоставить больше документов, подключить связи – не значит лучше и, как говориться, может быть использовано против Вас. Любой документ, который запрашивает ИФНС, любое своей разъяснение мы готовим с точки зрения успешного влияния на результат.

Статья написана по материалам сайтов: wiselawyer.ru, jurist-arbitr.ru, pravovest-audit.ru.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector