Мнимый договор аренды судебная практика 2019 год

Особенности оспаривания мнимых сделок.

Распространены случаи, когда лицо, пытаясь обезопасить свое недвижимое имущество от возможного взыскания со стороны кредиторов или судебных приставов на стадии исполнительного производства, заключает договор, по которому недвижимость переходит к другому лицу, после чего переход права собственности по нему регистрируется в Росреестре. Однако никакого реального отчуждения имущества не происходит, оно остается в фактическом распоряжении предыдущего собственника. Такие сделки являются мнимыми.

В соответствии с п. 1 ст. 170 ГК РФ мнимая сделка, то есть сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия, ничтожна.

В указанном постановлении суд довольно точно описал признаки мнимой сделки, рассмотрим их поподробнее, чтобы выявить особенности оспаривания данных сделок.

1. Мнимая сделка совершается лишь для вида, без намерения фактически исполнять её.

В Апелляционном определении Омского областного суда по делу N 2165/2014 суд пришел к выводу, что иск о признании договоров дарения недействительными, исключении записи из ЕГРП удовлетворен правомерно. Суть дела такова. Истец обратился в суд с требованием о признании договора дарения дачного домика и земельного участка под ним недействительным, полагая, что сделка является мнимой с целью избежать взыскания по ранее вынесенному решению суда в пользу истца.

Признавая сделку недействительной, суд исходил из того, что на момент совершения сделки дарения ответчик знал об иске, о долге, о наложении ареста на его имущество. Из пояснений свидетелей следует, что смена собственника дачного участка не повлекла смену фактического его владельца.

2. Все стороны сделки не имеют намерения исполнять ее.

Отсутствие намерения исполнять договор должно быть обоюдным. Так, в Постановление ФАС Поволжского округа от 16.12.2013 по делу N А49-289/2009 сказано, что для отнесения сделки к категории мнимых сделок необходимо установление того обстоятельства, что все стороны сделки совершили ее без намерения создать соответствующие ей правовые последствия, в том числе не имели намерения осуществлять действия по исполнению совершенной сделки.

Точно названный критерий сформулирован Московским городским судом в Определении от 28.10.2013 N 4г/3-8006/13. По мнению суда, согласившегося с судом нижестоящей инстанции, исходя из смысла нормы ст. 170 ГК РФ наличие воли хотя бы одной из сторон на достижение правового результата, соответствующего совершенной сделке, исключает возможность признания ее мнимой.

В связи с этим ошибочно мнение, часто встречающееся в литературе, когда сделки, совершенные мошенниками, связанные с продажей квартир, на которые они не имеют никаких прав, называют мнимыми. В этих сделках воля добросовестного покупателя направлена на приобретение права собственности, а следовательно сделку нельзя назвать мнимой, что проиллюстрировано выше приведенными судебными актами.

3. Мнимые сделки относятся к категории ничтожных, поэтому они недействительны независимо от признания их таковыми судом и не должны порождать правовых последствий.

4. В соответствии с п. 1 ст. 181 ГК РФ срок исковой давности по требованиям о применении последствий недействительности ничтожной сделки и о признании такой сделки недействительной составляет три года.

Течение срока исковой давности по указанным требованиям начинается со дня, когда началось исполнение ничтожной сделки, а в случае предъявления иска лицом, не являющимся стороной сделки, со дня, когда это лицо узнало или должно было узнать о начале ее исполнения. При этом срок исковой давности для лица, не являющегося стороной сделки, во всяком случае, не может превышать десять лет со дня начала исполнения сделки.

5. В заключение следует обратить внимание на особенности доказывания мнимости сделки.

Как правило, успешное доказывание того, что сделка является мнимой, должно строиться на целой совокупности фактов.

Во-первых, заключая мнимую сделку, лицо должно быть уверенным, что сможет в дальнейшем пользоваться имуществом, особенно когда речь идет о дорогостоящей недвижимости, а другая сторона договора не потребует его исполнения, поэтому мнимые сделки заключаются обычно с родственниками либо близкими друзьями. Известны случаи, когда должник, пытаясь спасти свое имущество от обращения взыскания со стороны кредиторов, заключает договор с юридическим лицом, учредителем которого сам же и является. Поэтому при наличии договора с юридическим лицом всегда следует проверять состав его учредителей на предмет аффилированности.

Во-вторых, для того чтобы легализовать свое пользование недвижимостью, проданной либо подаренной по мнимой сделке, лицо может заключить одновременно договор найма жилого помещения либо аренды нежилого. Наличие подобных договорных конструкций также может вызывать подозрения.

В-третьих, в делах об оспаривании мнимых сделок, как правило, заявление о фальсификации применительно к действительности совершенных на документах подписей не достигает цели, так как, совершая сделки лишь для вида, стороны правильно оформляют все документы, но создать реальные правовые последствия не стремятся.

В-четвертых, если речь идет купле-продаже квартиры, суд обращает внимание на то, кто несет бремя содержания имущества (оплачивает коммунальные услуги, налог на недвижимость).

Следовательно, при доказывании можно сослаться на то, что после приобретения квартиры по мнимой сделке, покупатель не оплачивал коммунальных услуг, налогов на недвижимость и т.д.

Изложенное выше формирует обобщенное представление о мнимых сделках с недвижимостью. Если у Вас появилась необходимость в том, чтобы оспорить сделку с квартирой, домом или земельным участком, обращайтесь в отдел недвижимости GLS lawyers LLC (Отдел недвижимости ГК «ЮрСтандарт»)

Статья актуальна на дату написания (24.12.14). Материалы статьи можно использовать только с письменного согласия ООО «ЮрСтандарт» (г.Нижний Новгород).

Консультант статьи, юрист ГК «ЮрСтандарт» — Белова Юлия Алексеевна

Вы задумали построить объект капитального строительства, будь то, жилой дом или коммерческая недвижимость? Но с чего начать вы не знаете. Либо нет возможности самостоятельно пройти трудоемкую и затратную по времени процедуру, с получения разрешения на строительство до ввода в эксплуатацию объекта.

Решение суда о признании договора аренды мнимой сделкой № 2-1853/2017

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

02 ноября 2017 года Ленинский районный суд г. Томска в составе:

председательствующего судьи Зизюка А.В.,

при секретаре Павловой Т.С.,

с участием представителей истца ЗАО «ТоМаг» Гладкова В.И., Криволаповой О.В., ответчика Кириллова А.В., его представителя Землякова В.Н., рассмотрев в открытом судебном заседании в г. Томске гражданское дело по исковому заявлению закрытого акционерного общества «ТоМаг» к Кирилову А.В., Кривошеину А.Н. о признании договора аренды мнимой сделкой,

закрытое акционерное общество «ТоМаг» (далее – ЗАО «ТоМаг») обратилось в суд с иском к ответчикам, в котором просит признать договор аренды автомобиля государственный регистрационный знак , заключенный между Кириловым А.В. и Кривошеиным А.Н. мнимой сделкой.

Ответчик Кривошеин А.Н., извещенный надлежащим образом о месте и времени рассмотрения дела, в судебное заседание не явился, доказательств уважительности причин неявки, ходатайства об отложении рассмотрения дела на более поздний срок не представил.

На основании ст. 167 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее — ГПК РФ) суд считает возможным рассмотреть настоящее дело без участия истца и ответчика.

Участвуя ранее в судебном заседании пояснил, что подписывал договор аренды после аварии 29.06.2016, так как находился в стрессовом состоянии. После подписания договора автомобилем не управлял, не получал от него ключи и документы, не платил Кирилову А.В. денежные средства за аренду автомобиля.

Представитель третьего лица ООО «Автострой-К», извещавшийся надлежащим образом о месте и времени рассмотрения дела по месту регистрации юридического лица в судебное заседание не явился.

В соответствии с положениями ч. 1 ст. 35 ГПК РФ лица, участвующие в деле, должны добросовестно пользоваться всеми принадлежащими им процессуальными правами. Риск неполучения поступившей корреспонденции несет адресат. Отсутствие надлежащего контроля за поступающей по месту регистрации юридического лица корреспонденцией является риском стороны, все неблагоприятные последствия которого несет участник процесса.

На основании абзаца второго пункта 1 статьи 165.1 ГК РФ, с учетом положений части 4 статьи 1 ГПК РФ суд приходит к выводу о надлежащем извещении третьего лица о месте и времени судебного заседания и в силу ст. 167 ГПК РФ считает возможным рассмотрение дела в его отсутствие.

Заслушав представителя истца, представителя ответчика, допросив свидетелей, исследовав письменные доказательства, суд приходит к следующему.

Согласно пункту 2 статьи 1 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) граждане (физические лица) и юридические лица приобретают и осуществляют свои гражданские права своей волей и в своем интересе. Они свободны в установлении своих прав и обязанностей на основе договора и в определении любых не противоречащих законодательству условий договора.

Как следует из части 1 статьи 8 ГК РФ гражданские права и обязанности возникают из оснований, предусмотренных законом и иными правовыми актами, а также из действий граждан и юридических лиц, которые хотя и не предусмотрены законом или такими актами, но в силу общих начал и смысла гражданского законодательства порождают гражданские права и обязанности. В соответствии с этим гражданские права и обязанности возникают: из договоров и иных сделок, предусмотренных законом, а также из договоров и иных сделок, хотя и не предусмотренных законом, но не противоречащих ему.

В соответствии со ст. 421 ГК РФ граждане и юридические лица свободны в заключении договора. Условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами (ст. 422 ГК РФ).

Согласно п. 1 ст. 424 ГК РФ исполнение договора оплачивается по цене, установленной соглашением сторон.

В соответствии с положениями ст. ст. 642, 643, 644 ГК РФ по договору аренды транспортного средства без экипажа арендодатель предоставляет арендатору транспортное средство за плату во временное владение и пользование без оказания услуг по управлению им и его технической эксплуатации; договор аренды транспортного средства без экипажа должен быть заключен в письменной форме независимо от его срока; арендатор своими силами осуществляет управление арендованным транспортным средством и его эксплуатацию, как коммерческую, так и техническую.

В судебном заседании установлено, подтверждается представленными в материалы дела документами, что принадлежащий истцу на праве собственности автомобиль , государственный регистрационный знак , получил повреждения в результате наезда на него автомобиля , государственный регистрационный знак , принадлежащего на праве собственности Кирилову А.В. Виновным в нарушении правил дорожного движения по результатам рассмотрения причин столкновения указанных транспортных средств признан водитель транспортного средства государственный регистрационный знак Кривошеин А.Н. Указанное подтверждается копией постановления по делу об административном правонарушении от №, протоколом по делу об административном правонарушении от серии .

Поступление во владение Кривошеина А.В. указанного транспортного средства подтверждается актом приема – передачи от 28.06.2016 (л.д. 81).

Указанные документы содержат все необходимые реквизиты каждой из сторон, а также условия, сведения и условия, предъявляемые действующим законодательством к договору аренды.

В соответствии со статьей 56 ГПК РФ, содержание которой следует рассматривать в контексте положений части 3 статьи 123 Конституции РФ и статьи 12 ГПК РФ, закрепляющих принципы состязательности гражданского судопроизводства и принцип равноправия сторон, каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Согласно статье 67 ГПК РФ суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.

В силу статьи 166 ГК РФ сделка недействительна по основаниям, установленным настоящим Кодексом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка).

Это интересно:  Возврат гарантийного платежа по договору аренды 2019 год

Недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения (статья 167 ГК РФ).

Мнимая сделка, то есть сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия, ничтожна (п.1 ст. 170 ГК РФ).

Согласно п. 86 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» следует учитывать, что стороны мнимой сделки могут также осуществить для вида ее формальное исполнение. Например, во избежание обращения взыскания на движимое имущество должника заключить договоры купли-продажи или доверительного управления и составить акты о передаче данного имущества, при этом сохранив контроль соответственно продавца или учредителя управления за ним.

Равным образом осуществление сторонами мнимой сделки для вида государственной регистрации перехода права собственности на недвижимое имущество не препятствует квалификации такой сделки как ничтожной на основании пункта 1 статьи 170 ГК РФ.

Согласно ст. 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

В соответствии со ст. 209 ГК РФ собственнику принадлежат права владения, пользования и распоряжения своим имуществом. Собственник вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие закону и иным правовым актам и не нарушающие права и охраняемые законом интересы других лиц, в том числе отчуждать свое имущество в собственность другим лицам, передавать им, оставаясь собственником, права владения, пользования и распоряжения имуществом, отдавать имущество в залог и обременять его другими способами, распоряжаться им иным образом.

Как следует из содержания совокупности письменных и установленных по делу фактических обстоятельств, ответчики достигли результата, для целей получения которого был заключен оспариваемый договор аренды – на момент повреждения имущества истца транспортное средство находилось во владении Кривошеина А.Н.

Так, Кривошеин А.Н. управлял указанным грузовым автомобилем, при составлении документов по факту ДТП им представлены все необходимые документы, он не указывал на наличие трудовых отношений с третьим лицом ООО «Автострой-К».

Напротив, из содержания представленных ответчиком документов следует, что КириловА.Н. работником третьего лица не являлся.

Изложенное свидетельствует о том, что каждым из участников оспариваемой сделки достигнуты соответствующие правовые последствия, на совершение которых было направлено заключение договора аренды транспортного средства без экипажа, а потому основания для признания ее ничтожной по основанию мнимости отсутствуют.

Вопреки мнению истца, размер указанной в договоре арендной стоимости переданного имущества не свидетельствует о ее мнимости, постельку в силу положений ст. 421 ГК РФ, граждане и юридические лица свободны в заключении договора, в том числе о цене передаваемого в аренду имущества, в связи с чем сам по себе факт указания того или иного размера арендной платы передаваемого в аренду имущества основанием для признания договора аренды недействительным не является.

Не свидетельствует о мнимости и утверждение истца о подписании оспариваемого договора – то есть в день, когда автомобиль под управлением Кривошеина А.Н. причинил ущерб имуществу истца, поскольку какие – либо относимые и допустимые доказательства в подтверждение данного утверждения истцом не представлены.

Соответствующие пояснения, данные в судебном заседании Кривошеиным А.Н. об указанном не свидетельствуют, поскольку опровергаются показаниями допрошенных в судебном заседании в качестве свидетелей ФИО1 и ФИО2 в присутствии которых Кириллов А.В. и Кривошеин А.Н. обсуждали детали и условия договора аренды, а достигнув соответствующего соглашения об их содержании подписали договор аренды.

Какие – либо доказательства, подтверждающие доводы истца о мнимости оспариваемой сделки в нарушение требований ст. 56 ГПК РФ не представлены. Напротив, совокупностью пояснений ответчиков подтверждается факт заключения и подписания ими договора аренды транспортного средства, Кривошеин А.Н. лишь настаивал на том, что договор был подписан им . Однако указанные доводы ответчика проверены судом и основания соглашаться с ними у суда отсутствует.

Учитывая, что какие – либо доказательства как каждое в отдельности, так и в своей совокупности не свидетельствуют о наличии пороков какого – либо элемента оспариваемой сделки, равно как и воли ее сторон, основания для признания сделки недействительной по указанным в иске основаниям отсутствуют.

Так как доказательств в подтверждение мнимости оспариваемой сделки в нарушение положений части 1 статьи 56 ГПК РФ истцом не представлено, основания для удовлетворения иска отсутствуют, а потому суд приходит к выводу об отказе в удовлетворении требований ЗАО «ТоМаг» в полном объеме.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 194 – 199 ГПК РФ, суд

В удовлетворении исковых требований закрытого акционерного общества «ТоМаг» о признании договора аренды автомобиля , государственный регистрационный знак , заключенного между Кириловым А.В. и Кривошеиным А.Н. мнимой сделкой отказать в полном объеме.

Решение может быть обжаловано в Томский областной суд через Ленинский районный суд г. Томска в течение месяца со дня принятия решения суда в окончательной форме.

Председательствующий: А.В. Зизюк

РЕШЕНИЯ СУДОВ ПО ДОГОВОРУ АРЕНДЫ ИМУЩЕСТВА:

муниципальное образование «Город Томск» в лице Департамента управления муниципальной собственностью администрации города Томска (далее – истец, Департамент) обратилось в суд с иском к ликвидатору ООО «Галеон» Мардвинцевой А.А. о взыскании убытков .

Договор хранения является мнимой (ничтожной) сделкой

Договор хранения является мнимой ( ничтожной) сделкой

ЗАО « ГК-Аурум» обратилось с иском к ОАО « Прииск „Ципиканский“ и ООО « Прииск „Ципиканский“ о признании недействительным в силу ничтожности сделки как мнимой договора хранения, заключенного ответчиками.

Решением суда в иске отказано. Апелляционный суд решение отменил, иск удовлетворил.

Суд первой инстанции исходил из того, что сторонами достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора, при этом принятие имущества на хранение влечет правовые последствия, в связи с чем признаки мнимости спорного договора отсутствуют.

Апелляционный суд исходил из того, что обязательства по содержанию и хранению имущества возлагаются на ООО « Прииск „Ципиканский“ как по договору хранения, так и по договору аренды в порядке ст. 616 ГК РФ, поэтому спорная сделка заключена без намерения создать правовые последствия.

Согласно п. 1 ст. 170 ГК РФ мнимая сделка, то есть сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия, ничтожна.

Мнимая сделка характеризуется тем, что воля сторон при ее заключении не направлена на достижение каких бы то ни было гражданско-правовых отношений между сторонами сделки. Мнимая сделка является таковой независимо от формы ее заключения и фактического исполнения сторонами своих обязательств.

Судами установлено, что по договору аренды ООО « Прииск „Ципиканский“ передано то же имущество, что и по договору хранения.

Учитывая, что сумма за содержание и хранение имущества равна сумме за пользование арендованным имуществом, суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что обязательства по внесению арендной платы могут считаться прекращенными зачетом в порядке ст. 401 ГК РФ.

Обязательства по содержанию и хранению, возложенные на ООО « Прииск „Ципиканский“ по договору хранения, также возлагаются на него и в силу договора аренды в порядке гл. 34 ГК РФ.

Суд апелляционной инстанции отклонил ссылку конкурсного управляющего на определение арбитражного суда по другому делу о признании разумными действий конкурсного управляющего ОАО « Прииск „Ципиканский“ по заключению договоров хранения и аренды. Данный судебный акт не имеет преюдициальной силы для рассмотрения настоящего спора, поскольку по тому делу в предмет доказывания не входил вопрос о действительности спорной сделки.

Суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что между сторонами сложились отношения по договору аренды и необходимости в подписании договора хранения у них не имелось.

Отсюда следует, что договор хранения является мнимой ( ничтожной) сделкой, так как совершен без намерения создать соответствующие данной сделке правовые последствия.

ФАС округа оставил постановление апелляционного суда без изменения.

Одиннадцатый Арбитражный апелляционный суд

О суде

Обзор практики рассмотрения споров по договору аренды

УТВЕРЖДЕН
Президиумом
Одиннадцатого арбитражного
апелляционного суда
«07» октября 2008 года

ОБЗОР
практики рассмотрения споров по договору аренды

При рассмотрении данной категории споров необходимо руководствоваться положениями Гражданского кодека Российской Федерации, Земельного кодекса Российской Федерации, Федерального закона от 29.10.1998 г. № 164-ФЗ «О финансовой аренде (лизинге)», иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы об отдельных видах договоров аренды или аренды отдельных видов имущества, а также информационными письмами Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 11.01.2002 года №66 «Обзор практики разрешения споров, связанных с арендой», от 05.05.1997 года № 14 «Обзор практики разрешения споров, связанных с заключением, изменением и расторжением договоров», от 01.06.2000 года №53 «О государственной регистрации договоров аренды нежилых помещений», аналитическими обзорами судебной практики, размещаемыми в системе КонсультантПлюс, на сайте ВАС РФ.

Согласно данным статистической отчетности за 2007 год Одиннадцатым арбитражным апелляционным судом рассмотрено 189 дел, связанных с неисполнением или ненадлежащим исполнением договоров аренды, из которых отменены судебные акты судов первой инстанции по 20 делам, изменены — по 10 делам. По данным за январь-май 2008 года рассмотрено 87 дел данной категории, из которых отменены судебные акты суда первой инстанции по 11 делам, изменены — по 2 делам.

Следует отметить, что указанные статистические данные не исчерпывают всех споров, рассмотренных в Одиннадцатом арбитражном апелляционном суде, которые вытекают из арендных отношений, в том числе по искам о заключении договоров аренды, признании указанных договоров незаключенными или недействительными, применении последствий недействительности ничтожных сделок, а также о неосновательном обогащении при квалификации договора аренды как незаключенного. В связи с этим при изучении споров, связанных с арендными отношениями, целесообразно выделить отдельные категории дел.

1. Споры, связанные с заключением договора аренды, в том числе о признании договора незаключенным.

Договор аренды кабеля содержит условие, согласно которому объекты аренды будут переданы истцу после установки станционных сооружений, но не указано, что сооружения должны устанавливаться исключительно в помещениях ответчика. Следовательно, нет оснований считать ответчика обязанным заключить с истцом договор аренды помещений.

Истец обратился в суд с иском о понуждении ответчика заключить договор аренды нежилых помещений.

Между истцом и ответчиком заключен договор аренды четырех «темных» жил в опто-волоконном кабеле на участке Самара-Чапаевск-Сызрань-Жигулевское Море-Самара. Пунктом 1.6. договора предусмотрено, что имущество предназначено для использования при создании и дальнейшей эксплуатации цифровой сети связи (ЦСС). Условиями договора определено, что цифровая сеть связи должна быть спроектирована, установлена и сдана в эксплуатацию истцом до 01.03.2003 года, после чего истцу передаются оптические волокна.

Договор аренды заключен сроком на пять лет. Волокна переданы истцу по акту приема-передачи от 16 июня 2003 года. Истец утверждает, что арендованные волокна не могут быть использованы без установленного в помещениях ответчика оборудования, призванного обеспечить нормальное функционирование ЦСС. При этом сооружения связи состоят из станционных сооружений (которые установлены в помещениях ответчика), линейных сооружений (арендуемые волокна), электропитающих устройств. Ни одна из этих составляющих не может функционировать самостоятельно.

На основании этого истец делал вывод, что ответчик, передав в аренду оптические волокна, принял на себя обязательство по предоставлению истцу помещений для размещения оборудования, в связи с чем подан вышеуказанный иск.

Это интересно:  Договор ссуды квартиры образец 2019 год

Суд первой инстанции отказал в удовлетворении иска по следующим основаниям.

В соответствии со статьей 421 Гражданского кодекса Российской Федерации граждане и юридические лица свободны в заключении договора. Понуждение к заключению договора не допускается, за исключением случаев, когда обязанность заключить договор предусмотрена законом или добровольно принятым обязательством.

В договоре аренды от 02.09.2002 года содержится условие, что имущество будет передано истцу после установки станционных сооружений, но не указано, что сооружения должны устанавливаться исключительно в помещениях ответчика.

Согласование технической документации также не свидетельствует о принятии на себя обязательств по заключению договора аренды.

Нормы Федерального закона «О связи», на которые ссылается истец, также не устанавливают подобного обязательства.

Решение суда первой инстанции оставлено в силе постановлением Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда по указанным основаниям.

В иске о признании договора аренды заключенным на неопределенный срок отказано, так как договор не является заключенным: не определен его предмет, договор не зарегистрирован в установленном порядке.

Арендатор обратился в суд и иском о признании договора возобновленным на неопределенный срок. Суд первой инстанции в иске отказал по следующим основаниям.

Между арендодателем и арендатором подписан договор аренды земельного участка площадью 0,001 га, расположенного по адресу: г.Казань, Авиастроительный район, ул.Белинского-ул.Челюскина, под установку торгового киоска.

Конкретное место нахождения земельного участка договором не определено, так как перекресток улиц имеет четыре стороны. Данный земельный участок в порядке, установленном законодательством о землеустройстве, не сформирован, на кадастровый учет не поставлен. Кадастровый план земельного участка в материалах дела отсутствует. Представленный в дело технический паспорт характеризует не предмет договора (земельный участок), а возведенное арендатором сооружение, поэтому не может служить доказательством, позволяющим определить предмет договора.

В соответствии со статьей 22 Земельного кодекса Российской Федерации земельные участки могут быть предоставлены их собственниками в аренду в соответствии с гражданским законодательством и указанным Кодексом. Согласно статье 607 Гражданского кодекса Российской Федерации в договоре аренды должны быть указаны данные, позволяющие определенно установить имущество, подлежащее передаче арендатору в качестве объекта аренды. Статьей 6 Земельного кодекса Российской Федерации установлено, что земельный участок как объект земельных отношений это часть поверхности земли, границы которой описаны и удостоверены в установленном порядке.

Таким образом, условие об объекте, подлежащем передаче в аренду, считается не согласованным сторонами, а соответствующий договор не считается заключенным.

Принимая во внимание, что договорные отношения между сторонами отсутствуют, они не могли быть возобновлены на неопределенный срок на основании статьи 621 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Решение суда первой инстанции оставлено в силе постановлением Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда и постановлением Федерального арбитражного суда Поволжского округа.

Суд пришел к неверному выводу о том, что договор сублизинга является незаключенным, так как из поведения сторон после заключения договора следовало, что у них отсутствовали сомнения относительно предмета аренды.

Субарендатор обратился в суд с иском о признании договора сублизинга незаключенным, так как предмет договора сторонами не согласован. Решением арбитражного суда первой инстанции в иске отказано. Постановлением Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 24.02.2008 года решение отменено, иск удовлетворен. При этом суд апелляционной инстанции исходил из положений статьи 607 Гражданского кодекса Российской Федерации, так как в договоре и передаточном акте были указана лишь марка автомобиля и его инвентарный номер, однако не содержались такие индивидуализирующие признаки предмета аренды, как государственный номер транспортного средства, год выпуска, VIN код автомобиля, номер двигателя, номер кузова. Именно эти данные остаются неизменными в случае замены государственного регистрационного знака, утраты свидетельства о регистрации и паспорта транспортного средства.

Постановлением Федерального арбитражного суда Поволжского округа постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда отменено, решение суда первой инстанции оставлено в силе. Суд кассационной инстанции указал, что согласно статье 431 Гражданского кодекса Российской Федерации при толковании договора должна быть выяснена действительная общая воля сторон с учетом цели договора. При этом принимаются во внимание все соответствующие обстоятельства, включая предшествующие договору переговоры и переписку, практику, установившуюся во взаимных отношениях сторон, обычаи делового оборота, последующее поведение сторон.

Договор сторонами исполнялся (производилась оплата и зачеты встречных требований) без каких-либо сомнений относительно его предмета. Об этом же свидетельствует переписка сторон. Следовательно, из последующего поведения сторон следует, что у них фактически отсутствовал спор по определению предмета сделки.

2. Споры об изменении договора аренды.

При заключении договора размер арендной платы определен на основании отчета независимого оценщика. Договором предусмотрена возможность изменения размера арендной платы и установлено, что предложение об изменении договора рассматривается сторонами в месячный срок. Поэтому суд правомерно удовлетворил иск об изменении размера арендной платы на основании нового отчета независимого оценщика. При этом убытки в виде неполученной арендной платы (исходя из ее нового размера) взысканию не подлежат.

Арендодатель обратился в суд с иском об изменении размера арендной платы, а также взыскании с арендатора убытков в виде неполученной арендной платы (исходя из нового размера) по причине уклонения арендатора от подписания дополнительного соглашения об изменении условий об арендной плате.

Рассмотрев предложение арендодателя, арендатор направил в его адрес письмо, в котором указал, что в новом отчете оценщиком использована неверная информация, влияющая на достоверность величины рыночной стоимости объекта оценки.

Суд первой инстанции удовлетворил исковые требования в части изменения размера арендной платы, указав на то, что условия заключенного между сторонами договора не ограничивают право сторон на изменение арендной платы, установленное в пункте 3 статьи 614 Гражданского кодекса Российской Федерации. Напротив, пункт 7.3. договора определяет, что пересмотр арендной платы производится ежегодно. Таким образом, стороны добровольно приняли на себя обязательства по пересмотру размера арендной платы. Согласно пункту 5.1. договора предусмотрено, что изменение условий договора, его расторжение и прекращение допускаются по соглашению сторон. Вносимые дополнения и изменения рассматриваются сторонами в месячный срок и оформляются дополнительным соглашением. Поскольку ответчик не подписал в указанный срок дополнительное соглашение, истец был вправе обратиться с иском об изменении условий заключенного договора.

Новый размер арендной платы установлен согласно отчету независимого оценщика, так как при заключении договора размер арендной платы был рассчитан таким же способом. Ответчик не представил альтернативного отчета другого независимого оценщика, а методика расчета арендной платы за использование муниципальным имуществом судом не принята, так как объект аренды находиться не в муниципальной, а в федеральной собственности.

В иске о взыскании неполученной арендной платы отказано. При расчете размера убытков истец исходил из размера арендной платы, об изменении которого был заявлен иск. Однако спор относительно изменения размера арендной платы не был решен ими самостоятельно по причине возникших разногласий, а не по причине неправомерных действий или бездействия ответчика. Поскольку изменение размера арендной платы возможно только путем составления дополнительного соглашения к договору аренды, выражающего волеизъявление сторон, то наличие спора о данном условии договора не может быть расценено как нарушение имущественного права истца. Следовательно, отсутствуют основания для взыскания убытков, указанные в статье 15 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Решение суда оставлено без изменения постановлением Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда и постановлением Федерального арбитражного суда Поволжского округа.

В договоре указаны конкретные основания изменения арендной платы, наличие которых истцом не подтверждено. Поэтому проведение оценки не является основанием для изменения договора аренды.

Арендодатель обратился в суд с иском об изменении размера арендной платы, полагая, что размер арендной платы не соответствует ее рыночной стоимости.

Сторонами заключен договор аренды недвижимого имущества. Расчет арендной платы, приведенный в приложении к договору, включает такие показатели как остаточная стоимость арендуемого имущества, коэффициент инфляции, кадастровая стоимость земельного участка. Пунктом 3.4. договора аренды определено, что размер арендной платы может быть пересмотрен арендодателем по согласованию с арендатором в случае централизованного изменения цен и тарифов, изменения порядка расчета арендной платы, назначения использования имущества, вида деятельности арендатора и в других случаях, предусмотренных законодательными актами Российской Федерации. Уведомление о перерасчете арендной платы вместе с расчетом направляется арендатору и составляет неотъемлемую часть договора. Новый размер арендной платы устанавливается с момента получения арендатором уведомления о внесении соответствующих изменений.

Суд первой инстанции в иске отказал, указав на то, что заключенный договор аренды содержит исчерпывающий перечень оснований, при наступлении которых возможно изменение арендной платы. Истец в качестве основания изменения договора указал не на данные основания, а на проведение в 2005 году оценки объектов аренды и рыночной стоимости обязательства по арендным платежам. Однако стороны в договоре предусмотрели механизм (условия, порядок, сроки) изменения цены договора, который не связан с последующей оценкой рыночной стоимости объекта аренды. Поэтому истец ошибочно считал основанием изменения размера арендной платы проведение оценки, которая в нарушение ФЗ «Об оценочной деятельности в Российской Федерации» не была осуществлена перед заключением договора аренды.

Решение суда первой инстанции оставлено без изменения постановлением Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда.

3. Споры, связанные с неисполнением или ненадлежащим исполнением договора аренды.

В договоре аренды сторонами согласовано право арендодателя на увеличение в одностороннем порядке размера арендной платы. Ответчик не оспаривал факт получения уведомления об увеличении арендной платы, возражений в адрес истца относительно изменения размера арендной платы не направлял. Поэтому доводы ответчика о неосновательном повышении платы за пользование помещением судом первой инстанции обоснованно не приняты.

Арендодатель обратился в суд с иском к арендатору о взыскании задолженности, пени за просрочку внесения арендной платы и обязании ответчика освободить нежилые помещения.

Сторонами заключен договор аренды муниципального имущества. В материалах дела имеются дополнительные соглашения к договору аренды, подписанные сторонами об изменении арендной платы. Между тем в пункте 4.2 договора стороны согласовали право арендодателя на увеличение в одностороннем порядке размера арендной платы на основании соответствующих решений органов государственной власти и местного самоуправления. Сообщение об изменении арендной платы доводится до сведения арендатора путем направления ему арендодателем уведомления заказным почтовым отправлением и опубликованием в СМИ. В соответствии с п. 4.3 указанного договора ответчик принял на себя обязательство вносить платежи по арендной плате ежемесячно, не позднее десятого числа текущего месяца.

16.01.2007 года в адрес арендатора арендодатель направил письмо об очередном изменении размера арендной платы. Факт получения данного уведомления не оспаривается. Возражений в адрес арендодателя относительно увеличения размера арендной платы ответчик не заявлял до получения претензии об освобождении помещений в связи с неисполнением обязанности по уплате арендной платы.

Суд первой инстанции иск удовлетворил, так как право арендодателя на одностороннее изменение размера арендной платы предусмотрено договором. Поэтому доводы ответчика о неосновательном повышении арендной платы за пользование помещением судом первой инстанции обоснованно во внимание не приняты.

Решение суда оставлено без изменения постановлением Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда и постановлением Федерального арбитражного суда Поволжского округа.

Арендодатель несвоевременно известил арендатора об изменении размера арендной платы, в связи с чем требования о взыскании долга и неустойки удовлетворены частично.

Арендодатель обратился в суд с иском к арендатору о взыскании долга по арендной плате за период с января 2005 года по июль 2007 года и неустойки.

Это интересно:  Выдача молока в трудовом договоре образец 2019 год

С уд первой инстанции иск удовлетворил частично, руководствуясь следующим.

По условиям договора аренды ответчик обязался вносить арендную плату за арендуемые нежилые помещения в сумме не менее месячного арендного платежа не позднее 10 числа оплачиваемого месяца. В соответствии с пунктом 2.3 договора арендатор принял на себя обязательство уплачивать арендную плату по измененной ставке со дня вступления в силу на территории Пензенской области соответствующего законодательного (нормативного) акта. Арендная плата по измененным ставкам уплачивается согласно перерасчету, который должен быть направлен арендодателем в адрес арендатора. Уведомление о перерасчете арендной платы вместе с расчетом является неотъемлемой частью договора аренды. Кроме того, согласно пункту 4.3. договора арендодатель обязан направлять арендатору письменное извещение об изменении арендной платы не позже, чем за две недели.

Буквальное толкование данных положений договора позволяет сделать вывод о том, что арендодатель обязан своевременно (в течение двух недель со дня нормативного изменения ставок арендной платы) направлять арендатору перерасчет размера арендной платы, который является основанием для уплаты арендной платы со дня вступления в силу нормативного акта, изменившего ставку арендной платы.

Между тем перерасчет ставок арендной платы в соответствии с законом Пензенской области от 01.03.2004 года №578-ЗПО «О внесении изменений в Закон Пензенской области «Об управлении собственностью», вступившим в силу 22.03.2004 года, был направлен истцу 27.09.2005 года. Таким образом, арендодатель несвоевременно совершил действия, вытекающие из существа обязательства, до совершения которых арендатор не мог исполнить надлежащим образом свою обязанность по уплате арендной платы, исходя из ее нового размера. Следовательно, учитывая положения пункта 3 статьи 405, пункта 1 статьи 406 Гражданского кодекса Российской Федерации, за период с февраля по август 2005 года должна действовать ставка арендной платы в сумме 4523 руб.20 коп.

Решение суда первой инстанции оставлено без изменения постановлением Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда.

При этом было указано на несостоятельность довода заявителя апелляционной жалобы о том, что дополнительное соглашение к договору аренды от 27.09.2005 года распространяется на отношения, предшествующие его заключению. Данное соглашение такого условия не содержит и было заключено в связи с перерасчетом арендной платы, который ответчик несвоевременно направил истцу. Кроме того, согласно положениям заключенного сторонами договора аренды основанием изменения арендной платы является не дополнительное соглашение, а перерасчет, направленный арендодателем арендатору в установленный договором срок.

Более того, из положений пункта 1 статьи 452, статьи 651, части 3 статьи 614 Гражданского кодекса Российской Федерации следует, что дополнительное соглашение к договору аренды подлежит государственной регистрации, вступает в силу и становится обязательным для сторон с момента его государственной регистрации. Дополнительное соглашение от 27.09.2005 года к договору аренды №2425 от 31.04.2003 года зарегистрировано в установленном порядке 22.11.2005 года.

Постановлением Федерального арбитражного суда Поволжского округа судебные акты по делу оставлены без изменения.

Арендодатель не исполнил обязанность по осуществлению капитального ремонта, что дало арендатору право произвести капитальный ремонт, вызванный неотложной необходимостью за счет собственных средств.

Истец обратился в арбитражный суд с заявлением о взыскании стоимости произведенного истцом, как арендатором, капитального ремонта арендованных у ответчика нежилых помещений.

Между истцом и ответчиком заключены договоры аренды нежилых (подвальных) помещений. В пунктах 1.1. договоров отражено целевое назначение арендуемых помещений — для размещения магазина. В связи с прекращением договорных отношений истец был выселен из арендованных помещений.

Согласно договорам и приложениям №2 к договорам, арендованные помещения относились к муниципальной собственности и числились в реестре муниципальной собственности.

Решением арбитражного суда первой инстанции исковые требования удовлетворены частично. Постановлением Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда решение суда первой инстанции оставлено без изменения. При этом арбитражный суд апелляционной инстанции, исходя из статьи 616 Гражданского кодекса Российской Федерации и акта приемки-передачи, сделал вывод о том, что использование помещений по их целевому назначению без производства капитального ремонта невозможно. Санитарное состояние нежилых помещений в момент передачи было неудовлетворительное (требуют капитального ремонта потолки, внутренние стены перегородки, полы, оконные переплеты, дверные проемы, электросеть и осветительная аппаратура, сантехническое оборудование и система водоснабжения, система отопления).

Постановлением Федерального арбитражного суда Поволжского округа судебные акты по делу оставлены без изменения.

4. Споры, связанные с прекращением договора аренды

Суд отказал в расторжении договора, так как в претензии арендодатель не указал период задолженности и тем самым не дал арендатору возможности устранить нарушение в разумный срок. Кроме того, числящаяся за арендатором задолженность является неосновательным обогащением, а не долгом по арендной плате.

Арендодатель обратился в суд с иском к арендатору о расторжении договора аренды в связи с нарушением договора со стороны арендатора — неуплатой более двух раз подряд арендной платы. Также арендатор предъявил требования о выселении арендатора, взыскании суммы долга и пени.

Арбитражный суд первой инстанции удовлетворил иск в части взыскания пени, в удовлетворении остальных требований отказал, мотивируя решение тем, что в письме арендатору с предложением расторгнуть договор истец не указал период задолженности и тем самым не дал арендатору возможности устранить нарушение в разумный срок. Кроме того, после предъявления иска ответчик погасил задолженность по арендной плате. Устранение обстоятельств, послуживших поводом для обращения в суд с иском о расторжении договора, является основанием для отказа в иске в части расторжения договора и выселения.

Решение суда первой инстанции оставлено без изменения постановлением Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда и постановлением Федерального арбитражного суда Поволжского округа. При этом суд кассационной инстанции также указал на то, что спорный договор зарегистрирован в 31.07.2007 года и, следовательно, считается заключенным с этого момента. До этого с ответчика могло быть взыскано лишь неосновательное обогащение за пользование принадлежащим истцу имуществом.

Таким образом, на момент направления ответчику письма от 30.08.2007 года о расторжении договора отсутствовало основание расторжения договора, указанное арендодателем со ссылкой на пункт 3 статьи 619 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Стоимость улучшений имущества не подлежит возмещению при прекращении договора аренды, так как в нарушение условий договора арендатор произвел работы капитального характера без письменного согласия арендодателя.

Между арендодателем, балансодержателем и арендатором подписан договор аренды государственного имущества. Пунктом 4.2 договора установлено, что если арендатор продолжает пользоваться имуществом после истечения срока договора при отсутствии возражений со стороны арендодателя, договор считается возобновленным на тех же условиях на неопределенный срок. При этом каждая из сторон вправе в любое время отказаться от договора, уведомив об этом другую сторону не позднее, чем за месяц до срока, указанного в уведомлении.

Истец, полагая, что произвел неотделимые улучшения арендованного имущества, обратился с исковым заявлением в суд о взыскании с балансодержателя денежной суммы в возмещение стоимости произведенных улучшений.

Решением арбитражного суда первой инстанции в удовлетворении исковых требований отказано. Постановлением Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда решение арбитражного суда первой инстанции оставлено без изменения на основании следующего. Суд установил, что истцом не было получено согласия арендодателя на выполнение определенных улучшений арендованного имущества. Руководствуясь статьей 623 Гражданского кодекса Российской Федерации, суд обоснованно пришел к выводу о том, что стоимость неотделимых улучшений арендованного имущества, произведенных арендатором без согласия арендодателя, возмещению не подлежит.

Постановлением Федерального арбитражного суда Поволжского округа судебные акты по делу оставлены без изменения.

5. Споры по искам о признании недействительным договора аренды и (или) применении последствий недействительности ничтожной сделки.

На момент заключения договора аренды нежилого помещения у арендодателя не была произведена регистрация права собственности на имущество, сданное в аренду. Таким образом, договор аренды обоснованно признан судом недействительным.

Истец обратился в арбитражный суд с иском о признании договора аренды от 07.08.2004 года недействительным.

Решением суда требования истца удовлетворены по следующим основаниям.

Согласно статье 608 Гражданского кодекса Российской Федерации право сдачи имущества в аренду принадлежит его собственнику либо управомоченному лицу. Единственным документом, подтверждающим право собственности на объект недвижимости, является свидетельство о государственной регистрации права.

На момент подписания договора аренды право собственности арендодателя на объект аренды не было зарегистрировано, следовательно, у арендодателя отсутствовали полномочия по распоряжению спорными нежилыми помещениями. Нежилые помещения не были введены в гражданский оборот как объекты недвижимого имущества, поэтому суд пришел к правильному выводу о неприменимости пункта 2 статьи 609 и пункта 2 статьи 651 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Решение суда оставлено без изменения постановлением Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда и постановлением Федерального арбитражного суда Поволжского округа.

Договор аренды признан недействительным, так как ему предшествовало незаконное изъятие имущества у муниципального предприятия с последующей его передачей по договору аренды этому же предприятию.

Муниципальное предприятие — арендатор муниципального имущества — обратилось в арбитражный суд с иском к администрации муниципального образования и комитету по управлению муниципальным имуществом и земельными отношениями администрации муниципального образования о признании ничтожным договоров аренды здания от 31.03.2005 года и от 01.03.2006 года, а также применении последствий недействительности ничтожных сделок в отношении указанных договоров в виде обязания ответчиков передать здание истцу.

Суд первой инстанции удовлетворил иск в части признания договоров ничтожными, в части применения последствий недействительности ничтожных сделок судом отказано.

При этом суд исходил из того, что указанные договоры аренды являются мнимыми сделками (пункт 1 статьи 170 Гражданского кодекса Российской Федерации), так как из письма истца с просьбой об изъятии имущества, распоряжения главы муниципального района от 22.03.2005 года, спорных договоров и актов приема-передачи от 21.03.2005 года и 22.03.2005 года следует, что стороны не имели действительного намерения создать правовые последствия, вытекающие из договоров аренды. Фактически имущество оставалось во владении истца, а его передача в муниципальную казну и последующая передача истцу по договору аренду была оформлена соответствующими актами лишь для вида.

В реституции судом отказано, так как имущество находится во владении истца.

Решение суда первой инстанции оставлено без изменения постановлением Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда и постановлением Федерального арбитражного суда Поволжского округа.

При этом суд кассационной инстанции указал, что квалификация спорных сделок как мнимых неверна, поскольку мнимой является сделка, совершенная без намерения создать соответствующие ей правовые последствия. Заключая договор аренды, стороны как раз намеревались изменить характер ранее существовавших правоотношений, заменив правоотношения по хозяйственному ведению на арендные. Однако данный ошибочный вывод не привел к принятию незаконных судебных актов. В силу пункта 3 статьи 215 Гражданского кодекса Российской Федерации муниципальное имущество может быть закреплено за муниципальным унитарным предприятием только на праве хозяйственного ведения, но не на арендных правах. Таким образом, оспоренные истцом договора аренды являются ничтожными, как противоречащие пункту 3 статьи 215 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Вопросы, рассмотренные в представленном обобщении правоприменительной практики, не отражают всех особенностей споров, связанных с правоотношениями аренды, но могут помочь при рассмотрении дел данной категории.

Статья написана по материалам сайтов: sud-praktika.ru, ur-sdelka.ru, 11aas.arbitr.ru.

«

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий